Метки




Начало: Традиционные формулы необрядовой лирики
 
В предлагаемом подходе мимесис фольклорной необрядовой лирики понимается как ее направленность на традицию. Т. е. сама традиция понимается как субстанция содержания лирической песни, как та единственная реальность, которую изображает и выражает народная лирика. Именно традиционные смыслы и создают ту действительность, которая воспевается в песнях, создают тот своеобразный мир, который непосредственно не соотносим с миром «реальных данностей» и в известной степени противостоит «конкретному бытию», — это мир традиции.
Разумеется, предложенное понимание мимесиса не должно провоцировать представление о том, что эта лирика не отражает никакой «объективной реальности». Во избежание недоразумений сделаем две оговорки. Во-первых, нет никаких оснований отказывать в статусе «реальности» и определенной степени онтологизма самой традиции. Во-вторых, имеющая хождение в ряде работ неявная предпосылка, что действительность всегда была одной и той же, что человек всегда жил в одном и том же мире, но только изображал его по-разному, является неверной. Проблема «относительности» реальности в рамках исследования словесного творчества была четко сформулирована О. М. Фрейденберг. Фольклор типологически относится к стадии дорефлективного мышления, которое конструирует действительность из категорий собственного сознания и живет в этой действительности, поэтому вопрос об «относительности» и специфике реальности должен решаться исторически.
Читать запись полностью »



Ой, да весна-красна

Хороводные песни

Ой, да весна-красна

с. Орловка, Лукьяновский район, Горьковская обл.

1. Ой, да весна-красна,
Она без игры прошла,
Ой, да лю-ли, лю-ли,
Она без игры прошла.
Читать запись полностью »



Как отец-то с матерью
Как отец-то с матерью

Как отец-то с матерью
(протяжная)

с. Ключи Саратовского района

1. Как отец-то с матерью они впереде сидят,
Впереде сидят.

2. Впереди сидят, впереди они сидят,
Оне на детей глядят, на детей глядят.

3. На детей глядят… на детей они глядят,
Оне думу думают, думу думают.
Читать запись полностью »



Начало: Ассоциативные ряды в народной лирике. А. Т. ХРОЛЕНКО
 
Отличаются ли песни протяжного и частого характера своим использованием АР? Сопоставление на материале собрания П. В. Шейна хороводных и плясовых песен, с одной стороны, и беседных песен — с другой, показывает, что принципиального различия нет. И там, и здесь ассоциативные ряды многочисленны и разнообразны по тематике, структуре и функционированию. Однако видим, что ассоциативные ряды в частых песнях обнаруживают некоторое своеобразие: а) более активное использование рядов с партитивными отношениями (верба — веточка, молодей, — головушка, бородушка, тычина — вершина, хмель — перо, чеботочки — носочки, шубка — опушка и др.); б) тенденцию к созвучности ассоциируемых слов (веночек — цветочек, улочка — переулочек, долина — луговина, куст — лист и др.); в) активизацию, например, поля «пища и питьё» (вино — пиво, пиво — вино — ром, пиво — вино — водка и др.); г) использование лексем, которых не бывает в протяжных песнях (капуста — девица, солома — цветок). Вместе с тем в частых песнях наблюдается продолжение классических АР протяжных песен (батюшка— матушка — девушка).
Национальное своеобразие АР существительных отчетливо проявляется в сравнении. Достаточно сопоставить близкие по жанрово-тематическому признаку беседные песни из сборника П. В. Шейна с любовными и семейно-бытовыми песнями из собрания 3. Доленги-Ходаковского.
Читать запись полностью »



Устное народное творчество «досельных» русских низовьев реки Индигирки, кроме образцов героического народного эпоса, большого числа волшебных и бытовых сказок, пословиц, поговорок и частушек, сохранило также и некоторое число исторических песен.

Исторические песни или, как их здесь обычно называют, старины, сохранившиеся в памяти потомков отважных русских землепроходцев XVI-XVII веков, являются неотъемлемой частью той изустной литературы, которая всегда была «достоинством и умом народа... его исторической памятью» и поэтому до сих пор весьма тщательно оберегается русскоустьинцами как выражение их народного и исторического самосознания. «Досельные» любят слушать их, ведь в них страницы прошлого, которое теснейшими узами связывает этот небольшой сколок русского племени на крайнем северо-востоке нашей страны со всей его массой на далекой, но вместе с тем и близкой для каждого из них родине. Действительно, здесь «каждый русский сознает себя частью всей державы, сознает родство свое со всем народонаселением».
Читать запись полностью »



Исторические песни из Русского Устья

На утреннем несходимом красном солнишко

На утреннем несходном красном солнишко.
Собирались Ермаки во единой круг,
Во единой круг хлеба кушати.
Атаманом бул Ермак Тимофеевич,
Есаулом бул Ермак со Дунай-реки-
Лосташка Лаврэнтий сын-от.
Тут плула-то виплувала лодка коломенка.
Заражали они тут пушку-ту менную,
Насыпали они в пушку пороха мелкого,
Тут стрэляли вдоль по лодке по коломенке.
Тут спроговорэл-то Ермак Тимофеевич:
«Мы убили, рэбэты, посла сарского,
Уступили казну сарскую.
Уж агде станем, рэбэты, зиму зимовачь?
Уж агде станем, рэбэты, под Кучум-город.
Ми Кучумское-то сарство вижгём, виплиним,
Ми Кучума старика-от во полон полоним,
Ми Кучумиху старуху-то за шиба вожьмём.
За это нас государ-сар пожалует».
Читать запись полностью »



Особый тип припева в необрядовых лирических песнях. В. П. Фёдорова
 
В русских необрядовых лирических песнях давно отмечен фольклористами особый тип припева — припевы заумные, которые практически почти не изучались. Между тем это важно для установления их традиционности и изучения эволюции песенных текстов. Исходный материал данной статьи — рукописные песенники XVIII в. из различных хранилищ Москвы, Ленинграда.
В просмотренных рукописных песенниках XVIII в. обнаружено 7 песен с заумными припевами. Хронологические рамки их записей — 50— 90-е гг. В Сборнике Кирши Данилова однотипный припев входит в единственную песню — «Там на горах наехали бухары».
Заумные припевы рукописных песенников прикреплены к песням комической направленности — сатирическим и юмористическим. Тематика юмористических песен в основном любовная. Сатирические песни связаны с осмеянием бытовых пороков. Комизм их чаще всего заключен в самой сюжетной ситуации. Часть песен откровенно эротического характера.
Припевы часто более сложны и громоздки, чем сама песенная строфа. По месту и роли в общей структуре песни они делятся на две группы. Одни из них выступают как составная неотъемлемая часть строфы. В песенник 388/235 коллекции Забелина (ГИМ) в 60-е гг. под № 57 внесена шуточная песня о двух радостях старосты с входящим в строфу припевом:
 
Ой за речкою шилды булды
Да две радости начики чекалды
Шевалды балды дрык.
Ой у старосты шилды булды
Да две радости начики чекалды
Шевалды балды тьфу.
Ой сноха сошла шилды булды
На пятьсот снесла начики чекалды
Шевалды балды ой.
Читать запись полностью »



Начало: Особый тип припева в необрядовых лирических песнях
 
Заумь в песне — юмористическое средство позабавить слушателей лепетом пьяных в кабаке.
C. Рыбаков летом 1893 г. с этнографическими целями посетил Уфимскую и Оренбургскую губернии. Записывая песни, он обратил внимание на тарабарщину, вносимую певцами в произведения и дал определение ее назначению: «Песни на таком языке и мелодии в роде инородческих сочиняются с целью поиронизировать».
Итак, роль зауми в заумных припевах разнообразна, при этом главная ее задача — эмоционально усилить комическое звучание песни.
Из чего же состоит заумь в припевах?
Она основывается на смеси названий букв русского алфавита (ер, рцы, люди), нескольких общерусских слов (трава, жил-был сам, пил зелено вино), звукоподражаний музыкальным инструментам (тумрак, там-там» фор-фор, шинда-шиндра), иностранных имен (Карла, Густав, Панколь, Индрик, Тиль), названий музыкальных инструментов (свирель), старославянизмов (хелми, велми), диалектизмов (трында, прокурат). Довольно значителен в припевах пласт варваризмов, часто искаженных. В основном это — тюркизмы, а также польская, еврейская и французская лексика. Все это сцементировано единым четким ритмом.
Большая часть тарабарщины или не поддается распознанию, или расшифровывается со значительной долей предположительности.
Еще Г. Виноградов отмечал трудность выявления смысла зауми, вместе с тем неднократно подчеркивал, что говорить о полном его отсутствии нельзя. Сам он объяснил многие слова в работах по детскому фольклору.
Читать запись полностью »