Метки





М.М. КРАСИЛИН
НАРОДНЫЕ ИКОНЫ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
 
Прошедшая в Государственной Третьяковской галерее выставка «Русский примитив» в какой-то степени спровоцировала дискуссионный интерес к проблеме существования понятия «примитив» по отношению к иконописи и церковному искусству в целом. Сложность вопроса в связи с религиозными памятниками наглядно отразилась и в самой экспозиции, и в последующих обсуждениях. Одни, движимые конфессиональными чувствами, видят в этом термине нечто унижающее сущность иконы, другие — невозможность использования этого термина, коль скоро иконопись вся в целом есть творение народных мастеров.
Действительно, при знакомстве с народными иконами их очень трудно назвать примитивными, полагая их простейшими, недоразвитыми, исходя из прямого значения этого слова. Но в XIX в. академик Андрей Иванов, так же как и большинство современников, не видел принципиальной разницы в качестве между иконами народных умельцев или мастеров палехского типа и, тем более, стилистические оттенки регионального характера. В письме к сыну в Рим он писал: «... когда в них настояла всякая надобность для украшения церквей, и принялся их писать кто только мало-мальски мог это сделать, не учась предварительно рисованию... Я здесь разумею работу Суздальскую или подражание оной, которая ведет счетом каждый волосок на голове и бороде, а также на руках и на ногах все пальцы показывает, цвет лицу дает гороховый и оправданное число морщин на лбу всем лицам стариков... Бесспорно это показывает великую необразованность народного вкуса...».
Читать запись полностью »



Начало: Народные иконы: региональные особенности
 
Изображенные святые и сцены, не отличаясь особой изобретательностью, несли в себе элементы рассчитанной на эффект шляхетной культуры. Они всегда были узнаваемы уже тем, что очень часто основные изображения украшались пышными лазоревыми и алыми цветами. Они как бы воссоздавали красоту разноцветных бумажных цветов, которые любят в деревнях и селах развешивать гирляндами вместе с рушниками на киотах. Для таких икон, как правило, использовались небольшие доски, нередко цельные. Они не имели левкаса и писались масляными красками по дереву. Древесная продольная волокнистая текстура придавала образу своеобразную фактуру поверхности.
В пантеоне святых, традиционно используемых в народных кругах, появляются и редкие персонажи, характерные только для южных районов России и Украины, как, например, покровитель младенцев преподобный Стилиан. Он изображался коленопреклоненным с запеленутым младенцем на руках перед престолом с иконой Богоматери. Его имя народным обиходом искажалось до неузнаваемости. И в этих вариантах непросто угадать имя пафлагонского монаха (Устимьян, Устин или другие невыговариваемые вариации).
Если мы перенесемся на Дон и Кубань — ростовские и краснодарские земли, Ставрополье, также исторически связанные с казачеством и выходцами с Украины, — то соприкоснемся с достаточно своеобразной культурой иконописания. В своем большинстве — она поздняя и в целом ее датировать можно рубежом XIX — XX вв...
Читать запись полностью »



Ольга Владимировна Круглова
 

Ольга Владимировна Круглова принадлежала к той замечательной плеяде сотрудников Сергиево-Посадского (тогда Загорского) музея-заповедника, которые в послевоенные годы не только возродили его, как научно-исследовательское и научно-просветительское учреждение, но и подняли музей на новую ступень развития, благодаря чему он превратился в уникальный историко-художественный комплекс.
Ольга Владимировна родилась в 1924 г. в Ярославской области. Окончив школу, она поступила в Ярославское художественное училище на отделение живописи. Затем с 1945 по 1950 гг. училась в Ленинграде в Академии художеств на факультете теории и истории изобразительного искусства. Оттуда в 1950 г. она была направлена в Загорский музей-заповедник, где ей сразу же предложили заведование отделом народного художественного творчества.
Читать запись полностью »



Е.Н. ХОХЛОВА. Художественные основы Скопинского гончарства. Традиции и современность
 
копинский промысел выделяется среди немногих сохранившихся традиционных центров русского гончарства как средоточие единственного в своем роде скульптурного творчества. Развитие промысла протекало крайне неравномерно: за долгие годы он пережил периоды популярности и полного забвения, длительно и трудно восстанавливался в годы советской власти, не сразу вновь обрел известность и стабильность. Однако и в самые трудные времена в среде его лучших мастеров не угасала тяга к художественному творчеству.
Искусству Скопина посвящен целый ряд научных и популярных публикаций, но они, представляется, несколько односторонни, а основы местного гончарства, благодаря которым сложилось оригинальное скульптурное мастерство, не получили еще должной оценки.
С копинский промысел, мало кому известный ранее, стал знаменит со второй половины XIX в. как центр исполнения фантастических сосудов и скульптур, появившихся среди прочего керамического товара на рынках Рязани, Москвы, Петербурга. Эти так называемые фигуры поразили любителей народного искусства необычностью образов, сложностью композиций, виртуозностью лепки, многоцветием полив. Частные коллекционеры и музеи стали пополнять свои собрания скопинскими фигурами, всячески поощряя их создателей.
Естественной реакцией мастеров было стремление расширить исполнение подобных изделий, удивить покупателей еще более замысловатыми комбинациями лепных деталей сосудов, усложнением сказочных сюжетов в изображении драконов, Полканов (Кентавров) и других невиданных существ. В желании поразить горожан появилась тенденция к гигантомании, к перегрузке фигур лепными украшениями, к потере чувства меры. Сенсационное прославление Скопина имело и другие отрицательные последствия, на что мы и хотели бы обратить внимание в данном сообщении.
Читать запись полностью »



Г.Л. ДАЙН. По материалам экспедиций 1992—1994 гг. в Рязанскую, Курскую, Пензенскую, Ярославскую области

 

Экспедиционная работа Центра Сергиевской традиционной культуры (ЦСТК) — одно из направлений его научно-исследовательской деятельности по сохранению и развитию национальной культуры. Экспедиции в разные регионы России имеют целью не только и не столько собирание народных игрушек для коллекции музея живой сергиевской культуры. Основная их задача — изучение художественных и ремесленных традиций в изготовлении игрушек в составе всего комплекса детской традиционной культуры: в связи с этнопедагогикой, детским фольклором, игровыми традициями, обычаями и обрядами с участием детей. Характер таких экспедиций требует длительного проживания в деревнях, многократного тесного общения с народными мастерами-игрушечниками и селянами. При этом широко используется непопулярный ранее метод реконструкции забытых традиционных игрушек не только мастерами, но и рядовыми деревенскими жителями. Такой способ позволяет восстановить утраченные виды и формы игрушек, зафиксировать неизвестные ремесленные приемы, дает возможность понимания ритуальной духовной стороны механизма преемственности в народной культуре.
Богатейшим источником для такого рода комплексного исследования являются прежде всего известные уже промыслы народной игрушки. Потомственные мастера старшего поколения сохраняют не только прямые художественно-ремесленные традиции в изготовлении игрушек. Они — наиболее яркие носители локальной культуры в целом, в том числе и детской. Об этом свидетельствуют материалы экспедиции 1992—1993 гг. на промыслы глиняной игрушки в Рязанскую, Курскую, Пензенскую области.
Читать запись полностью »



Начало: Об изучении детской традиционной культуры

 

Пластический декор абашевской игрушки отличается особой выразительной силой, лаконизмом и монументальностью, что позволило таким мастерам, как Т.Н. Зоткин, превратить игрушку в декоративную скульптуру.
Этот характер декора абашевских игрушек непосредственно проистекает от отделки местной гончарной посуды лепными поясками с ребристыми вмятинками и налепами. Замечательная коллекция керамики конца XIX — XX вв., собранная у селян художницей И. Каллимулиной, наглядно свидетельствует о связи игрушки с гончарством — мужским промыслом старообрядческого населения в Абашеве.
Как и поливная посуда, сменившая чернолощеную керамику, в начале XX в. абашевская игрушка тоже была поливной. Однако ярмарочное назначение игрушечного товара диктовало для большей его привлекательности яркость, красочность. И поскольку традиций орнаментальной росписи в Абашеве не было (узорочье, как правило, — женское мастерство), мастера стали окрашивать игрушки в локальные цвета: красный, зеленый, синий, голубой. Краски разводили на яйце, отчего игрушки блестели, будто политые цветной глазурью. Возможно, цветная поливная керамика и оказала здесь свое влияние. Следует также заметить, что в новой манере красочного декора («золочение» цветных фигурок бронзой и крытье их определенных частей серебрянкой) отразилось мифическое народное сознание.
Черты мужского промысла усматриваются также и в технологии изготовления игрушек. Для быстроты работы и удобства формовки пустотелости дудок мастера применяли целый набор палочек-протыкалочек. Их делали из клена, после обстругивания тщательно выскабливали стеклом до гладкости.
Читать запись полностью »



Образ Бобелины в России

 

Волна сочувствия освободительной борьбе греческого народа против турецких завоевателей и восхищения героями греческой революции нашла достойное выражение в литературе и искусстве европейских народов. Достаточно напомнить о сюжете картины Э. Делакруа «Резня в Хиосе», о произведениях и о трагической судьбе поэта Ч. Байрона, о переводах новогреческих песен в творчестве В. Гете, В. Мюллера, об итальянских и французских литографиях — портретах Ипсиланти, Канариса, Миаули, Боццариса, Колокотрони, Маврокордато и других (они наводняли книжные лавки европейских столиц в 1820 — 1830-е годы, включая Петербург и Москву).
В России в эти годы переводятся и распространяются воззвания А. Ипсиланти, призывавшие греков выступить против турецкого владычества; создаются переводы, как, например, «Военная песнь греков»; появляются «Простонародные песни нынешних греков» Н.И. Гнедича, изданные в С. -Петербурге в 1825 г. билингвой, наконец собираются средства «в пособие греческим семействам».

Читать запись полностью »



Варвара Павловна Адрианова-Перетц
 
Основная область научных изучений В. П. Адриановой-Перетц — древнерусская литература. Заслуги ее здесь исключительно велики.1 Вместе с тем, исследуя произведения русской литературы XI-начала XVIII века, В. П. Адрианова-Перетц всегда уделяла большое внимание тесно соприкасающейся с ней области художественного творчества — народной поэзии, освещая сложные вопросы взаимодействия литературы и фольклора в средневековый период развития русской литературы Пристальное внимание к этим вопросам видно уже в ранних работах В П. Адриановой-Перетц, например в магистерской ее диссертации «Житие Алексея человека божия в древней русской литературе и народной словесности», опубликованной в 1917 году, где на огромном материале записей духовного стиха об Алексее человеке божием прослеживается жизнь этого стиха в устной поэтической традиции русского, украинского и белорусского народов. В работах, выполненных в 40-50-е годы, проблема взаимоотношения древнерусской литературы и фольклора становится для В. П. Адриановой-Перетц одной из центральных, непосредственно связанных с такими коренными историко-литературными и теоретическими вопросами, как возникновение древнерусской литературы, закономерности ее развития, ее классовый характер и народность, художественный метод и стилевые особенности.
Читать запись полностью »