Метки




Эрна Васильевна Померанцева
 
11 августа 1980 г. на 82-м году жизни скончалась Эрна Васильевна Померанцева (Гофман), крупнейший советский фольклорист, доктор исторических наук, член Союза писателей СССР, автор более 200 печатных работ. Э. В. Померанцева счастливо сочетала талант вдумчивого исследователя и неутомимого собирателя народной поэзии, преподавателя высшей школы и популяризатора русского фольклора, активного пропагандиста отечественной науки за рубежом, много сделавшего для знакомства советских ученых с достижениями иностранных коллег.
Э. В. Померанцева родилась 7 (19) апреля 1899 г. в Москве. Закончив в 1922 г. историко-филологический факультет Московского университета, она до 1931 г. учительствовала в средней школе (по специальности русский язык и литература), одновременно участвуя в фольклорных экспедициях Ю. М. Соколова, а затем преподавала в вузах: до 1941 г. читала курс лекций по фольклору в МИФЛИ, позже на гуманитарных факультетах МГУ им. М. В. Ломоносова. С 1960 по 1980 г. Э. В. Померанцева — старший научный сотрудник, профессор-консультант Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР.
Главной темой научных разысканий Э. В. Померанцевой явилась устная проза, прежде всего русская сказка.
Читать запись полностью »



Начало: Об изучении детской традиционной культуры

 

Пластический декор абашевской игрушки отличается особой выразительной силой, лаконизмом и монументальностью, что позволило таким мастерам, как Т.Н. Зоткин, превратить игрушку в декоративную скульптуру.
Этот характер декора абашевских игрушек непосредственно проистекает от отделки местной гончарной посуды лепными поясками с ребристыми вмятинками и налепами. Замечательная коллекция керамики конца XIX — XX вв., собранная у селян художницей И. Каллимулиной, наглядно свидетельствует о связи игрушки с гончарством — мужским промыслом старообрядческого населения в Абашеве.
Как и поливная посуда, сменившая чернолощеную керамику, в начале XX в. абашевская игрушка тоже была поливной. Однако ярмарочное назначение игрушечного товара диктовало для большей его привлекательности яркость, красочность. И поскольку традиций орнаментальной росписи в Абашеве не было (узорочье, как правило, — женское мастерство), мастера стали окрашивать игрушки в локальные цвета: красный, зеленый, синий, голубой. Краски разводили на яйце, отчего игрушки блестели, будто политые цветной глазурью. Возможно, цветная поливная керамика и оказала здесь свое влияние. Следует также заметить, что в новой манере красочного декора («золочение» цветных фигурок бронзой и крытье их определенных частей серебрянкой) отразилось мифическое народное сознание.
Черты мужского промысла усматриваются также и в технологии изготовления игрушек. Для быстроты работы и удобства формовки пустотелости дудок мастера применяли целый набор палочек-протыкалочек. Их делали из клена, после обстругивания тщательно выскабливали стеклом до гладкости.
Читать запись полностью »



Варвара Павловна Адрианова-Перетц
 
Основная область научных изучений В. П. Адриановой-Перетц — древнерусская литература. Заслуги ее здесь исключительно велики.1 Вместе с тем, исследуя произведения русской литературы XI-начала XVIII века, В. П. Адрианова-Перетц всегда уделяла большое внимание тесно соприкасающейся с ней области художественного творчества — народной поэзии, освещая сложные вопросы взаимодействия литературы и фольклора в средневековый период развития русской литературы Пристальное внимание к этим вопросам видно уже в ранних работах В П. Адриановой-Перетц, например в магистерской ее диссертации «Житие Алексея человека божия в древней русской литературе и народной словесности», опубликованной в 1917 году, где на огромном материале записей духовного стиха об Алексее человеке божием прослеживается жизнь этого стиха в устной поэтической традиции русского, украинского и белорусского народов. В работах, выполненных в 40-50-е годы, проблема взаимоотношения древнерусской литературы и фольклора становится для В. П. Адриановой-Перетц одной из центральных, непосредственно связанных с такими коренными историко-литературными и теоретическими вопросами, как возникновение древнерусской литературы, закономерности ее развития, ее классовый характер и народность, художественный метод и стилевые особенности.
Читать запись полностью »



Звёздные загадки Русской Сказки

Усеянное тысячами звёзд, недоступное и таинственное небо давало неисчерпаемый источник для фантазии человека, ещё не изучившего законы природы и потому неизбежно верящего в сверхъестественное. Звёзды указывали человеку время и дорогу домой. Древние греки, например, считали, что блёстки звёзд рисуют на тёмном бархате неба изображения богов и мифических героев.
Читать запись полностью »



Сказка. Барин и кучер

Поехал барин с кучером в гости к своему тестю. Кучер взял с собой калач, а барин не взял ничего. Вот они едут. Навстречу им попался мужик. Они его и спрашивают:
— Далеко ли до города? Он и говорит:
— Если тихо поедете, то сегодня доедете, а если шибко — не доедете.
— Айда, гоняй скорее, нечего дурака слушать, — говорит барин.
Вот они гнали, гнали лошадей, лошади-то и устали; и довелось им ночевать в поле. Выпрягли они лошадей. Барин лег спать, а сам не спит, потому есть хочет. А Афонька-кучер взял калач, обернул сеном и ест.
— Ты чего ешь? — спрашивает барин.
— Сено, — говорит кучер.
— Дай-ка мне!
— Изволь.
Барин взял сено и говорит:
— Э, мужицкое брюхо, правду говорят, что мякиной набито!
Вот поехали они дальше. Навстречу им попался еще мужик. Они его и спрашивают:
Читать запись полностью »



Сказка. Барыня и цыплятки

Была богата усадьба. Жил барин богатый. Барин помер. Осталась одна барыня жить.
Этой барыне в одно время пришли мысли: захотелось ей, чтобы курица высидела пятьдесят цыплят, все черненьких. Да и думает барыня: „Пожалуй, этого и невозможно; пожалуй, курица не согреет яйца".
А все-таки барыне нетерпимо хочется пятьдесят цыпленков, всех черненьких.
Прислуга заговорила:
— Да разве возможно этого? А горничная и говорит:
— Невозможно, да хочется. А ихний кучер и говорит:
— Скажи барыне, я могу высидеть.
Вот горничная доложила барыне, что ихний кучер может высидеть пятьдесят цыпленков. Барыня обрадовалась.
Барыня сейчас же позвала к себе кучера и говорит своему кучеру:
— Ну что, Федор, можешь высидеть пятьдесят цыпленков, всех черных?
Федор говорит:
— Могу, барыня. Только это, барыня, дорого стоит высидеть.
А барыня и говорит:
— Куда расход пойдет?
— Да вот, барыня, мне надо особенную избушку. Ну, барыня, можно занять пока баню.
Читать запись полностью »



Сказка. Барин и нищий
(Марко богатый)

Были прежде барские. У него были крестьяне в обширном расстоянии,— двенадцать верст от него. На которую квартиру он приставал прежде, выпросился один старичок ночевать, хотя хозяин его и не пускал. Барин поздоровался с хозяином, окинул глазами по избе и увидел старичка на печке.
— Что же это у вас за ночлежник?
— А вот, господин барин, выпросился к нам один старичок переночевать. Он нам не помешает.
Попили чаю, произвели себе угощенье. Постлали ему постель в передний угол. Барин спит себе до полночи. С полночи разбужается. Захотелось ему покурить. Сел он себе на постели и стал папиросу вертеть. А на это время прилетают два ангела под окошко. Стучат под окном:
— Господи, ты здесь?
— Здесь,— говорит,— ангелы господни. — Вот в одной деревне родила женщина пятого сына. Каким же счастьем мы его будем наделять?
— А вот мы будем наделять его такого-то барина именьем, потому что он бездетошный.
Вот этому барину не заспалось, у него сердце закипело,— надо мальчика извести. Дожидает он сзета и будит своего слугу:
— Вставай-ко, слуга, запрягай лошадей и поедем. Запрет ему слуга лошадей, и поехали они в эту деревню, в которой женщина родила мальчика. Приезжают они к той деревне, она сидит на печке, держит мальчика у грудей.
— Продай, тётя, мальчика!
— Ах ты, доброхот, где продать своего детища! Хоть пятый сын родился, а не продать!
— Да сколько бы ты за него взяла?
Читать запись полностью »



Высылает барин казака в дорогу за пятнадцать верст. И того казака встретил барин и спрашивает:
— Откуда ты, казак?
— Из такого-то села.
— Есть у тебя трубка?
— Нет.
— Есть табак?
— Нет.
— Есть иголка?
— Нет.
— Есть шило?
— Нет.
— Ас чем же ты идешь в дорогу?
Крикнул казаков, и они дали ему пятьдесят нагаек, и теперь ему нельзя ехать на коне. Заехал в трактир, и его евреи взяли в другой покой. И тот рассказал, что его барин бил:
— Пятьдесят нагаек дал за то, что (спрашивал меня): „Есть у тебя трубка?"—(а я сказал) „Нет".— „Есть табак?"—„Нет".—„Есть иголка?"—„Нет". Вот за то и дали пятьдесят нагаек.
Читать запись полностью »