Метки




Два одинаково популярных героя новгородского эпоса различаются, в част ности, тем, что по-разному связаны с летописными известиями о них. Степень этой соотнесенности и степень достоверности одного из таких известий были предметом дискуссий не только эпосоведов, но и историков. Если о Василии Буслаеве — в сущности только одно летописное свидетельство, хотя и повторенное в нескольких памятниках, то довольно много сведений, относящихся прямо или косвенно к прототипу былинного Садко.
С. М. Соловьев, решительно утверждавший историчность Василия Буслаева, по вопросу об историчности Садко высказывался осторожно: «Сходство песенного Садка с летописным, — пишет он, — заключается втом, что и в песне богатый гость — охотник строить церкви». Еще менее определенно писал по этому поводу Ф. И. Буслаев. Упомянув, что былинный Садко строил церкви, исследователь замечает: «...эта подробность согласуется с известиями новгородских летописей о том, что нигде на Руси не строилось так много церквей простыми гражданами, как в Новгороде», но не упоминает летописного Сотко Сытинича.
А. Н. Веселовский не сомневался, что в былине отразился, по сходству имен, реальный Сотко Сытинич, строитель церкви Бориса и Глеба. Из построенных же Садко, согласно былинам, церквей, по мнению исследователя, «первичной является < ...> церковь в честь Николы, спасшего Садку из моря».В. Ф. Миллер, выводивший былину о Садко в основном из финского эпоса, по вопросу об отношении его к летописному Сотко Сытиничу фактически придерживался того же взгляда, что и Веселовский. Отождествлял Сотко Сытинича с былинным Садко и А. В. Марков.
Читать запись полностью »



Начало: Союзник Владимира Мономаха и его противник

Былина «Князь Глеб Володьевич» отозвалась на совместный поход князей Глеба Святославича Новгородского и Владимира Всеволодовича Мономаха на Херсонес в 1077 г. Но первоначальной исторической основой этой былины послужило, очевидно, более раннее событие, с которым ее соотносил еще В. Ф. Миллер, — сразу после публикаций первых записей. Он полагал, что поводом для возникновения былины служило взятие Херсонеса князем Владимиром Святославичем в связи с крещением Русской земли. Однако, не имея серьезных подтверждений в известных тогда двух текстах былины, Миллер вскоре отказался от своей гипотезы, согласившись с выводом А. В. Маркова, подкрепленным гораздо более основательно содержанием этих текстов.
Уже после смерти В. Ф. Миллера и А. В. Маркова на берегах Мезени от превосходного знатока и исполнителя русского народного эпоса М. Т. Антонова была осуществлена запись варианта, который подтвердил правомерность гипотезы Миллера. В этом тексте отобразились некоторые конкретные обстоятельства взятия Херсонеса Владимиром Святославичем.
Читать запись полностью »



Эпическая предыстория новгородской земли

Три десятилетия назад в фольклористике фундаментально был обоснован весьма существенный тезис, сводящийся к тому, что «известную нам былинную традицию можно рассматривать как новгородскую интерпретацию русского эпоса». Иными словами, все дошедшее до собирателей былин эпическое наследие — фактически достояние Новгородской земли. Хотя относительно небольшая часть записей была осуществлена за ее пределами, это — фиксации от потомков людей, из нее переселившихся или из нее переселенных. За века ордынского владычества и изживания его последствий живая традиция древнего героического эпоса угасла в других областях Русской земли, сохраняясь только на не знавшей татарских нашествий и ордынских баскаков территории, подвластной Великому Новгороду.
Читать запись полностью »



Песня о Евпатии Коловрате

Недостаток прямых данных по истории фольклора вызывает особую необходимость обратиться к исследованию книжных источников, которые могут содержать важные данные для характеристики народной поэзии изучаемой эпохи. Первостепенное значение в этом плане имеет «Повесть о разорении Рязани Батыем», в которой, как давно замечали ученые, сохраняются в переработанном виде следы народной поэзии XIII века. Исследователи сделали немало ценных и правильных наблюдений и сопоставлений, касающихся связи с фольклором отдельных мест «Повестив. Мы видим главную свою задачу в том, чтобы попытаться восстановить по сохранившимся следам целое, увидеть, что же представляли собой те народно-поэтические произведения, которые использовал неизвестный автор «Повести», особенности какой жанровой системы они в себе заключают. Задача эта осложняется тем, что в «Повести» фольклорная и книжная стилистика, литературные и народно-поэтические образы, мотивы фольклорных источников и собственная авторская выдумка составляют своеобразный художественный сплав.
Читать запись полностью »



Песни-славы

Опыт наиболее развернутой характеристики «слав» как одного из видов исторической поэзии X—начала XIII века принадлежит Д. С. Лихачеву. По мнению исследователя, на более раннем этапе истории устной поэзии «славы» были подчинены культовым задачам: они исполнялись в честь умерших князей во время тризны по ним. Позднее «славы» теряют свое культовое назначение и в них усиливаются исторические и художественные моменты. «Славы» обращены к князьям, поспевают их подвиги. В «славах» содержится конкретно-историческое зерно и есть обобщение.
Читать запись полностью »



Лирическая песня - По морю ли, по моречку

1. По морю ли, по мореч/и/ку да мо/й/,
ой, моря синева.

2. Ох, моря синева...
Да ли бы плыли, во/я/сплывали* да три...
ой, три... /в/ои... тридцать кораб/ы/лей.
Читать запись полностью »



Русский музыкальный фольклор

Музыкальный фольклор имеет областную характеристику. Его невозможно рассматривать от других сфер жизни и искусства народа. Русская жизнь существует в замкнутой системе нравственных, исторических, эстетических ценностей.
Читать запись полностью »



Добрыня и змей. Панно
былина
Добрынюшке-то матушка говаривала,
Да Никитичу-то матушка наказывала:
«Ты не езди-ка далече во чисто поле,
На ту на гору на Сорочинскую,
Не топчи-ка ты младых змеёнышей,
Ты не выручай-ка полонов да русских,
Не купайся, Добрыня, во Пучай-реке —
Пучай-река очень свирепая,
Средняя-то струйка, как огонь, сечёт!»
Читать запись полностью »