Метки




Латка кисельная. Середина XIX в.
Латка кисельная. Середина XIX в. Новгородская губ. СПМЗ.
 
Л.Э. КАЛМЫКОВА.
Русское народное гончарство в собрании Сергиево-Посадского музея-заповедника
 
Огромной заслугой в деятельности отдела народного искусства, возглавлявшегося О.В. Кругловой, было систематическое изучение и целенаправленное собирание разных видов народного искусства. В результате такой работы созданы многие отсутствовавшие в музее коллекции. Они представляют теперь большой интерес, являются весьма ценными и подчас уникальными.
Первоначальные незначительные поступления были связаны с пешеходным передвижением по Смоленской, Псковской, Ленинградской, Рязанской, Костромской областям. Из некоторых мест Вологодской, Ярославской, Кировской, Новгородской областей изделия отправлялись багажом. Лишь однажды крупные боровичские корчаги по нашему сигналу были вывезены Государственным русским музеем. В начале 1970-х годов более успешными оказались две экспедиции, проведенные совместно с Калининским краеведческим музеем на их автобусе. Впервые было осуществлено широкое обследование нескольких районов Тверской земли. В итоге была собрана обширная и разнообразная коллекция гончарных изделий. Последующие, наиболее плодотворные, экспедиции, начиная с 1975 г., осуществлялись уже при наличии своего транспорта. Они позволили скомплектовать большую коллекцию из крупного, знаменитого по всей нижней Волге Горбатовского уезда Нижегородской губернии (ныне Богородский район Горьковской области).
Читать запись полностью »



М.М. КРАСИЛИН
НАРОДНЫЕ ИКОНЫ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
 
Прошедшая в Государственной Третьяковской галерее выставка «Русский примитив» в какой-то степени спровоцировала дискуссионный интерес к проблеме существования понятия «примитив» по отношению к иконописи и церковному искусству в целом. Сложность вопроса в связи с религиозными памятниками наглядно отразилась и в самой экспозиции, и в последующих обсуждениях. Одни, движимые конфессиональными чувствами, видят в этом термине нечто унижающее сущность иконы, другие — невозможность использования этого термина, коль скоро иконопись вся в целом есть творение народных мастеров.
Действительно, при знакомстве с народными иконами их очень трудно назвать примитивными, полагая их простейшими, недоразвитыми, исходя из прямого значения этого слова. Но в XIX в. академик Андрей Иванов, так же как и большинство современников, не видел принципиальной разницы в качестве между иконами народных умельцев или мастеров палехского типа и, тем более, стилистические оттенки регионального характера. В письме к сыну в Рим он писал: «... когда в них настояла всякая надобность для украшения церквей, и принялся их писать кто только мало-мальски мог это сделать, не учась предварительно рисованию... Я здесь разумею работу Суздальскую или подражание оной, которая ведет счетом каждый волосок на голове и бороде, а также на руках и на ногах все пальцы показывает, цвет лицу дает гороховый и оправданное число морщин на лбу всем лицам стариков... Бесспорно это показывает великую необразованность народного вкуса...».
Читать запись полностью »



Ольга Владимировна Круглова
 

Ольга Владимировна Круглова принадлежала к той замечательной плеяде сотрудников Сергиево-Посадского (тогда Загорского) музея-заповедника, которые в послевоенные годы не только возродили его, как научно-исследовательское и научно-просветительское учреждение, но и подняли музей на новую ступень развития, благодаря чему он превратился в уникальный историко-художественный комплекс.
Ольга Владимировна родилась в 1924 г. в Ярославской области. Окончив школу, она поступила в Ярославское художественное училище на отделение живописи. Затем с 1945 по 1950 гг. училась в Ленинграде в Академии художеств на факультете теории и истории изобразительного искусства. Оттуда в 1950 г. она была направлена в Загорский музей-заповедник, где ей сразу же предложили заведование отделом народного художественного творчества.
Читать запись полностью »



Г.Л. ДАЙН. По материалам экспедиций 1992—1994 гг. в Рязанскую, Курскую, Пензенскую, Ярославскую области

 

Экспедиционная работа Центра Сергиевской традиционной культуры (ЦСТК) — одно из направлений его научно-исследовательской деятельности по сохранению и развитию национальной культуры. Экспедиции в разные регионы России имеют целью не только и не столько собирание народных игрушек для коллекции музея живой сергиевской культуры. Основная их задача — изучение художественных и ремесленных традиций в изготовлении игрушек в составе всего комплекса детской традиционной культуры: в связи с этнопедагогикой, детским фольклором, игровыми традициями, обычаями и обрядами с участием детей. Характер таких экспедиций требует длительного проживания в деревнях, многократного тесного общения с народными мастерами-игрушечниками и селянами. При этом широко используется непопулярный ранее метод реконструкции забытых традиционных игрушек не только мастерами, но и рядовыми деревенскими жителями. Такой способ позволяет восстановить утраченные виды и формы игрушек, зафиксировать неизвестные ремесленные приемы, дает возможность понимания ритуальной духовной стороны механизма преемственности в народной культуре.
Богатейшим источником для такого рода комплексного исследования являются прежде всего известные уже промыслы народной игрушки. Потомственные мастера старшего поколения сохраняют не только прямые художественно-ремесленные традиции в изготовлении игрушек. Они — наиболее яркие носители локальной культуры в целом, в том числе и детской. Об этом свидетельствуют материалы экспедиции 1992—1993 гг. на промыслы глиняной игрушки в Рязанскую, Курскую, Пензенскую области.
Читать запись полностью »



Начало: Об изучении детской традиционной культуры

 

Пластический декор абашевской игрушки отличается особой выразительной силой, лаконизмом и монументальностью, что позволило таким мастерам, как Т.Н. Зоткин, превратить игрушку в декоративную скульптуру.
Этот характер декора абашевских игрушек непосредственно проистекает от отделки местной гончарной посуды лепными поясками с ребристыми вмятинками и налепами. Замечательная коллекция керамики конца XIX — XX вв., собранная у селян художницей И. Каллимулиной, наглядно свидетельствует о связи игрушки с гончарством — мужским промыслом старообрядческого населения в Абашеве.
Как и поливная посуда, сменившая чернолощеную керамику, в начале XX в. абашевская игрушка тоже была поливной. Однако ярмарочное назначение игрушечного товара диктовало для большей его привлекательности яркость, красочность. И поскольку традиций орнаментальной росписи в Абашеве не было (узорочье, как правило, — женское мастерство), мастера стали окрашивать игрушки в локальные цвета: красный, зеленый, синий, голубой. Краски разводили на яйце, отчего игрушки блестели, будто политые цветной глазурью. Возможно, цветная поливная керамика и оказала здесь свое влияние. Следует также заметить, что в новой манере красочного декора («золочение» цветных фигурок бронзой и крытье их определенных частей серебрянкой) отразилось мифическое народное сознание.
Черты мужского промысла усматриваются также и в технологии изготовления игрушек. Для быстроты работы и удобства формовки пустотелости дудок мастера применяли целый набор палочек-протыкалочек. Их делали из клена, после обстругивания тщательно выскабливали стеклом до гладкости.
Читать запись полностью »



История ремесла резьбы
А.К.Чекалов Издательство «Искусство», 1974 г.

Начало — История ремесла резьбы

Киликиевский крест

Известный Киликиевский крест XV века с позднейшими вставками резной кости, хранящийся в Вологодском музее, также следует считать, видимо, привезенным из Центральной России.
Первоклассные специалисты церковной резьбы работали в Соловецком монастыре. Отсюда происходит один из лучших памятников рельефного древнерусского ваяния — рака 3осимы Соловецкого 1566 года с сюжетными клеймами и крупной высокого рельефа фигурой святого старца.
Резчиками Кирилло-Белозерского монастыря, по-видимому, выполнялись рельефные иконки, складни и кресты, например тонкие по линии кресты XVI века из Гос. Исторического музея и музея города Кириллова. К тому же кругу монастырской резьбы можно отнести календарь-святцы XVII века, выполненный на 12 кипарисовых дощечках с множеством мельчайших фигур (свыше 1000).
Читать запись полностью »



архистратиг Михаил

Святые покровители Воинства Русского

Если бы каждый член общества, член государства, каждый участник международных отношений имел совершенный внутренний мир, никаких взаимных обид, тем паче никаких войн никогда бы на свете не существовало. Но невозможно, чтобы на этой грешной земле состояние невозмутимости объяло каждого человека. Ведь немногие способны сохранять в душе сходящий свыше мир, когда вокруг торжествуют распри. Почему Спасителем и обещана им высочайшая награда: «Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся».

Эти люди одновременно мужественны и незлобивы, невозмутимы и при этом тверды, бесстрашны и одновременно кротки. Это святые, призванные светить нам, подобно ясным звёздам, чтобы мы окончательно не заблудились во тьме греха, которая властвует на земле по причине добровольного попрания человечеством Божиих заповедей.

Итак, первопричина нарушения мира — злая воля отдельного человека, или некой части общества, или целых государств. Всевозможные уговоры, заявления, если за ними не стоит реальная сила, в этом случае не помогают. Злой воле может противостоять только воля, но противоположной направленности. Служа обузданию зла, она призвана поддерживать боевой дух войск, чтобы те, не впадая в ожесточение и ненависть к возможному противнику, были готовы дать своевременный и мощный отпор любым проявлениям агрессии.
Читать запись полностью »



Кустодиев - Купец
Кустодиев. Купец.

Купцы в России издавна пользовались большим уважением. Это довольно многочисленное сословие от остального люда отличали такие весьма ценимые в обществе качества, как честность, сметливость, находчивость, умение найти общий язык со всяким человеком, пусть даже и иностранцем. Многие купцы славились своим милосердием, широтой души и стремлением помочь ближнему. Немало их, ходивших «за три моря», подвергалось смертельной опасности. Однако на подобные смелые поступки купцов толкала не только лишь жажда наживы. Неистребимое желание открывать для себя новые миры, найти тот самый заветный «аленький цветочек» во все времена являлись стимулом к тому, чтобы купеческие корабли бороздили моря и океаны, а караваны грузов шли в самые дальние страны.
Читать запись полностью »